Успенский Адмиралтейский храм

Успенский Адмиралтейский храм

Успенский Адмиралтейский храм

Полное название церкви — Успения Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии. Что же это за престольный праздник, который отмечается 15 (28) августа? Он славит «мирную, тихую, святую и блаженную кончину» Богородицы. Ее земная жизнь окончилась спустя 15 лет после распятия Иисуса Христа. О предстоящем неизбежном в человеческой жизни событии Ее уведомил архангел Гавриил. Пречистая Дева с радостью стала готовиться к переселению в небесную обитель Сына своего. Сам Иисус Христос явился принять душу Матери и вознес ее на небо. Тело погребли в Гефсимании, но на третий день дивным смотрением Божиим оно тоже было взято в вышние дали.

Приречная церковь — одно из самых древних и самое примечательное по своей исторической судьбе культовое сооружение края. Точное время ее закладки не установлено, но во всяком случае это произошло в первые два десятилетия существования крепости Воронежа. В первое свое столетие церковь была монастырской. Успенский мужской монастырь возник около 1600 г. «поставленном царя Бориса» (Годунова). Можно предположить, что сразу же в нем построили и церковь. Все монастырские здания в тот момент были деревянными. Полая вода периодически затопляла пойму, из-за чего кельи и храм загнивали. Особенно сильный разлив случился в 1616 г. Уже тогда Успенскую обитель намечено было перенести от реки на возвышенное место, где сейчас находится Алексеиево-Акатов монастырь, но с исполнением медлили.

В конце XVII в. игумен монастыря Тит решил воздвигнуть каменный, в два света, пятиглавый храм вместо старого деревянного. Храм этот был рассчитан примерно на пятьсот человек и задумывался в форме четырехгранного столба. Колокольня планировалась низкой, в один ярус, и должна была примыкать сразу к храмовой части, без трапезной. Историк церкви конца прошлого века Д. И. Самбикин высказал предположение, что в эти годы положение Успенского храма «возвысилось до степени главного соборного в Воронеже», поскольку церковь строилась пятиглавой, а это в старину служило признаком главенства собора в городе.

На счет того, начал ли игумен Тит это строительство и когда оно завершилось, существует несколько мнений и называются разные даты освящения каменной постройки. Е. А. Болховитинов и вслед за ним Д. И. Самбикин указывают на 27 декабря 1699 г. Священник церкви и автор очерка о ней в «Воронежской старине» (1906) Федор Лукин переносит это событие на пять лет вперед, на 27 декабря 1694 г. Такая датировка вызвала большее предпочтение краеведов и вошла в официальные издания о памятниках истории и архитектуры Воронежа.

Но и 1694, и 1699 гг. как время окончания строительства каменной Успенской церкви вступают в противоречие с другими документами. Осенью 1694 г. был составлен чертеж прилегающей к монастырю местности (поводом послужил спор о принадлежности мельницы на одном из речных протоков). Чертеж монаха-картографа сохранился в одном из московских архивов и опубликован в книге историка В. П. Загоровского «Воронеж: Историческая хроника» (1989). На этом рисунке церковь предстает деревянной и трехглавой. Это вроде бы не противоречит принятой датировке, ибо чертеж относится к осени 1694 г. Но точно так же Успенский храм выглядел и в феврале 1703 г. — деревянный, трехглавый. В таком ви
де его зарисовал голландский путешественник и дипломат Корнелий де Бруин, побывавший в нашем городе. Гравюра с его рисунка не раз публиковалась, и каждый может убедиться в правоте моих слов. К тому же, повествуя в своих записках о Воронеже, Корнелий де Бруин упоминает обо всех каменных постройках, но по поводу Успенской церкви такого сообщения нет.

Знаток воронежской архитектуры, бывший директор краеведческого музея А. П. Соловьев придерживается иной точки зрения. С той наблюдательной позиции, которую занимал голландец, из пяти глав церкви будут видны только три, а две другие закрываются в проекции. И второе, считает он: Успенка на гравюре все же каменная, а не деревянная: заведомо деревянные постройки заштрихованы иначе.

Мне, однако, ближе точка зрения В. П. Загоровского на то, что Успенская церковь перестроена в каменную сразу после 1703 г. В таком случае, кстати, становится понятнее ее пятиглавие: в начале XVIII в. она действительно приобрела статус главного воронежского храма. Так или, иначе — Успенская церковь является древнейшим каменным сооружением в городе и уступает пальму первенства лишь церкви Алексиево-Акатова монастыря, возведенной в 1674 г.

В архитектуре Успенской церкви специалисты (Н. Валукинокий, Г. Лукомский, Ю. Успенский) отмечали влияние средневекового зодчества Руси, оно отчетливо проявляется в высоком квадратном нефе, увенчанном пятью главами. Это и есть самая старая часть церкви, ибо трапезной и колокольни в их сегодняшнем виде тогда не было.

Не только старинной архитектурой привлекает внимание Успенская церковь. Дело еще и в том, что это единственный сохранившийся памятник, связанный с кораблестроением в Воронеже в конце XVII — начале XVIII в. Петр I, впервые приехавший в наш город в феврале 1696 г., нашел здесь наиболее удобное место для создания флота. В короткий срок близ Успенского монастыря выросла Немецкая слобода, на острове было возведено адмиралтейство, включавшее в себя цитадель (крепость), каменный цейхгауз и «парусный двор». Поблизости построили дворец царя, дома его сподвижников А. Меншикова, Ф. Апраксина, Ф. Головина, Н. Зотова. По обе стороны монастыря тянулась верфь. После богослужения в Успенской церкви 2 апреля 1696 г. на воду спустили первый корабль — галеру «Принципиум», чуть позже — многопушечный корабль «Апостол Петр». Построенный в Воронеже флот дал возможность русской армии 19 июля 1696 г. взять турецкую крепость Азов. Россия тем самым получила выход к Азовскому и Черному морям.

Строительство флота продолжилось с удвоенной энергией. В 1700 г. по чертежам самого царя был построен корабль «Предестинация», в 1703 г. — «Разженое железо», «Святой Георгий», «Святая Наталия». В 1704 г. на рейде против города стояли многопушечные галеасы «Дельфин», «Вингельгак», «Воронеж», на стапелях строилась «Ластка», на берег вытащены «Старый Орел», «Спящий Лев», «Самсон», «Шпага».

Мужской монастырь, оказавшийся в эпицентре событий, мешал верфи; в 1700 г. он был упразднен Петром I и слит с Алексиево-Акатовым. Успенская церковь превратилась в Адмиралтейскую и стала местом торжественных церемоний при спуске на воду парусников. Богослужения в ней совершал и первый епископ воронежский Митрофан, часто бывал сам Петр, который по легенде даже пел на клиросе.

Строительство флота длилось до 1711 г. Свидетелем тех славных событий осталась одна Успенская церковь: часть построек сгорела в пожаре 1748 г., часть разрушена временем и небрежением наших предков. Цейхгауз погиб при взрыве немецкой бомбы в 1942 г.

С прекращением кораблестроительных работ Успенская церковь стала обычной приходской. К тому же после стихии 1748 г. приход превратился в один из беднейших в Воронеже, ибо состоятельные граждане начинают переселяться от реки на верхнее плато. К началу XIX в. благосостояние церкви несколько улучшилось. В 1808 г. была построена трехъярусная колокольня, соединенная воедино с храмовой частью, и «увеличена церковь» (возможно, под этим понимается появление трапезной с двумя придельными алтарями — в честь Богоявления Господня и во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских). В 1880—1881 гг. — новый ремонт: вся церковь «подверглась переделке», увеличены в размерах окна первого яруса, снесена паперть у северного входа, со стороны реки устроена каменная ограда вместо земляного вала, к колокольне пристроена
караулка. Заново переписан иконостас храма.

В то время близ церкви стоял каменный дом для причта, построенный в 1873 г. В 1894 г. появилась богадельня, основанная на средства купчихи Е. Гардениной, половину здания занимала школа грамоты для девочек. Из достопримечательностей в начале нынешнего века в Успенке отмечались рукописные ноты старинной духовной музыки, освятительный крест, найденный при ремонте, и стул с высокой спинкой, обитый черным сафьяном, изготовленный по преданию самим Петром Великим. 811 прихожан содержали причт — священника, дьякона, псаломщика, поддерживали достойный вид храма. Справедливости ради надо оказать, что в 1911 г. воронежские газеты отмечали ветхость Успенки, вызванную временем.

Кладбища вокруг церкви не было, хотя еще в 1920-е гг. в ограде сохранялись две надгробные плиты — священника отца Симеона (1758) и прихожанки Прасковьи Петровой (1763).

Успенская церковь благополучно пережила изъятие ценностей (которых у нее было немного) производившееся после революции. В 1932 г., казалось, для нее вновь настал период возвышения. В связи с закрытием Троицкого Смоленского собора архиепископ Захария (Лобов) вынужден был перенести свою кафедру в Успенскую церковь. К сожалению, в результате политического и канонического раскола в русском православии умы и сердца многих священников оказались затронуты смутой. Клир Успенского собора приложил руку к аресту в 1935 г. главы епархии и к обвинению его в антисоветской агитации. Захария был осужден и отправлен на пять лет в лагерь.

Не ужился с успенскими священниками и архиепископ Петр (Соколов). Конфликт зашел так далеко, что владыка вынужден был апеллировать к авторитету заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия. Тот объявил штат Успенской церкви состоящим в расколе и пригрозил им лишением сана за неповиновение своему епископу. Указ действия не возымел. Осенью 1936 г. Петр был арестован и умер вскоре после вынесения приговора.

Захарию и Петра обвиняли священник Иван Котов, псаломщики Илья Назарченко и Павел Долгополов, церковный староста Илья Скрипицын. При этом и сами они не минули жерновов карательной машины. Священник-обновленец В.Т. Попов, он же секретный сотрудник органов по кличке «Петроградский», так передал ответ Долгополова на вопрос, какому архиерею они подчиняются: «Все архиереи перешли на сторону Советской власти. Митрополит Сергий тоже признал Советскую власть, поэтому мы не стали ему подчиняться. Митрополит запретил нам служить, но мы не подчинились, служим, как и служили». Действительная причина неповиновения церковной дисциплине была вовсе не в этом. Просто надо было свести счеты со строптивыми епископами.

В феврале 1940 г. Успенскую церковь закрыли, здание передали горсовету Осоавиахима. Во время Отечественной войны здание пострадало: сгорела кровля трапезной и нескольких куполов, в арке и в боковых стенах нефа от близких взрывов появились трещины. Часть стены отклонилась от оси из-за распора свода.

Летом 1946 г. пустующую церковь передали областному архиву под хранилище документов. Архив провел ремонт: покрыл тесом трапезную, оштукатурил стены изнутри (уничтожив при этом росписи), растесал окна трапезной. В начале 1950-х гг. весь двор церкви был занят огородами, уничтожена отмостка, разобрана кирпичная подпорная стенка, предохранявшая от разлива реки. В 1956 г. в стенах трапезной также появились трещины.

В 1967 г., выстроив новое помещение, архив покинул Успенскую церковь. В 1969 г. горисполком передал ее краеведческому музею под экспозицию по истории военно-морского флота. Московский архитектор Б. Л. Альтшуллер выполнил проектные работы, и в 1970 г. началась реставрация. Но надеждам на возрождение церкви не суждено было сбыться: в апреле 1972 г. произошлошло затопление чаши водохранилища. При этом никакие защитные меры для предотвращения подтопления церкви не были осуществлены. В 1973 г. еще продолжали подновлять кирпичную кладку, а храм уже окружала вода.

В начале века 811 человек содержали церковь в приличном состоянии. Теперь ее пытается спасти почти миллионный город. Разработан проект подъема церкви на 2-3 метра и подведения под нее бетонного фундамента с гидроизоляцией. Стоимость работ при нынешней инфляции определить невозможно. Какие-то средства ежегодно выделяют Министерство культуры и областная администрация.

Запись опубликована в рубрике Святыни с тэгами . Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.